Проекты > Ледниковый период Сведения об образовательной организации
Ледниковый период

Автор проекта: Алексей Смолянников

Знание есть определенная форма существования сред: являясь неким неоспоримым задокументированным монументом, оно формирует иные, инфернальные ландшафты. Являясь чем-то на окраине, они становятся объектами «не представления», «не знания». Вглядываясь в прошлое, мы узнаем в нем будущее, которое выглядит теперь как одна из многих крупных эрратичских глыб на прибрежных зонах Великой равнины.

Видеоработу Алексея Смолянникова следует рассматривать в контексте сложившегося в школе Родченко характера видеоарта, в широком понимании этого термина. Я имею в виду, прежде всего, те работы, которые своим темпом и желанием воспроизвести некую кинематографическую образность как будто противятся напору непрерывно формирующейся в режиме реального времени цифровой эстетики. Фильмы же эти, напротив, хотят быть частью традиции, чей идеал остался в прошлом; традиции, которая воспевает остроту неповторимости переживаемого момента в ее медиализированном состоянии, то есть на картине, в фотографии или на экране. Другими словами, речь идет о неком документальном фетише - произведении как самостоятельном объекте созерцания. Он начинен свойственными данному изобразительному средству качествами, с помощью которых происходит акт отчуждения от реальности. Готовый продукт предлагает представить другую - вторую реальность. Поэтому искусственное здесь, казалось бы, вполне может соревноваться за внимание со своим прообразом, послужившим оригиналом для копии. Хорошим примером может служить использованием фильтров в Инстаграме. Невзрачная реальность на экране телефона открывается в новом свете и даже обнадеживает, что мир не так уж плох, главное - изменить угол восприятия.

Искусственность выступает в этой работе главным предметом рассмотрения, так как автор с первого же кадра направляет туда наш взгляд. Но открывается она зрителю не сразу. Она может, в общем-то, и вовсе не открыться по причине некоторой тонкости структуры повествования. Наличие предварительной информации могло бы эту проблему снять, как снимает ее грамотное с точки зрения киноязыка логическое построение нарратива. В обратном случае излишняя утонченность может трактоваться как невнятность, хотя намеренное выпячивание недосказанности должно было бы вызывать интригу и пробудить в зрителе интерес к сокрытому смыслу, что переводит работу в другой реестр: «Я, мол, ничего не понимаю, изначально мне нужно что-то знать». Но знание это может принести определенный дискомфорт и неожиданно повлиять на чувственное восприятие. Подобный эффект мерцания ярко показан в сериале «Мир дикого запада». Наделенные искусственным интеллектом роботы - податливые и готовые на все куклы для состоятельных туристов - думают, что они на самом деле живые люди. В результате саботажа они выходят из запрограммированных конвенций. Они не то сходят с ума, не то выходят из строя, осознавая, что мир вокруг них не настоящий и что из него где-то должен быть выход. Роботы разворачивают борьбу за независимость и начинают постепенно брать контроль над парком в свои руки. Но где выход и что ждет их по ту сторону реальности? На этом месте мог бы произойти забавный поворот сюжета, если представить, что, когда они выберутся из своего парка, то окажутся в другой реальности, например в шоу Трумана, а найдя выход и оттуда, окажутся в Матрице и тд.

Пафос заключается в элементарной идее, которая перекликается с человеческой природой. Что-то не так. Но как это проверить? Наблюдение за окружающим миром, подчинение сил природы позволяют производить непрерывное движение вперед в стремлении раскрыть некий смысл, который, возможно, заключается в том, что (далее неразборчиво).
Роман Минаев

Год: 2018.
Проекты > Ледниковый период Сведения об образовательной организации