События > Все новости > Интервью с Алексеем Корси — автором и преподавателем курса "Фотография в действия" Сведения об образовательной организации
Интервью с Алексеем Корси — автором и преподавателем курса "Фотография в действия"20.12.2021 / 14:12



Школа Родченко открыла набор на курс "Фотография в действии"! Публикуем интервью с Алексеем Корси  художником, куратором, выпускником Школы Родченко и педагогом, автором и преподавателем курса. 

 

Каким ремеслом Вы владеете?

3D-моделирование, проектирование, использование персональных структурных программ: ArchiCAD, AutoCAD, Photoshop, немного монтажа в DaVinci Resolve... обработка звука… В общем, постепенно оброс профессиональными навыками, и они, безусловно, помогают.

 

Как приходят идеи?

Наверное, 9 из 10 работ я придумал в ванной, в душе: загружаешься некоторой целью, какими-то размышлениями странными, и именно в ванной происходит, видимо, процесс расслабления, и идеи приходят. Если бы не было горячего душа, то, я полагаю, я бы не состоялся как художник.

 

Что самое сложное в работе?

Самое сложное конкретно в моей практике — это найти бюджет на реализацию новых проектов. Это действительно очень сложно, потому что я стараюсь работать с формой некоммерческих произведений: инсталляционные проекты — это мой основной предмет интереса. У нас очень маленькая, сжатая ситуация современного искусства — московского и российского в целом, — и оборот финансов внутри российского современного искусства довольно ограничен. Основное время тратится именно на бесконечные переговоры, попытку убедить музеи или галереи, что это будет здорово и интересно… и зачем-то им нужно. И иногда это получается — это вообще удивление: «Почему люди дали на это деньги?»… Это фантастически сложно, и результат не может не радовать.

 





Работы Алексея Корси: Лужа, 2016. К телу, 2019. Аффективная синхронизация, 2018. Из серии "Машина смысла", 2021. Аура плацебо, 2016. Без крови, 2016. Осмос, 2016. Небесная канцелярия, 2015.

 

Что такое русское?

Русское?! Россия — это страна, в которой я родился, вырос и которую очень люблю. И мне кажется, что в международном контексте Россия — это довольно интересная, любопытная ситуация, она очень дикая… мне было бы тяжело придумывать произведения, не находясь именно в этой ситуации, в ситуации жёсткости, когда мы можем просто за 15 минут перейти из какой-то одной ситуации — из ситуации Москва-Сити, ситуации репутационного излишества — в ситуацию потустороннего пространства, находящегося рядом моста под пыльной эстакадой. Интересное место… Или можно назвать его «неместом», потому как функция у этого пространства какая? Оно абсолютно исключено из общего поля наших символических ценностей, у него нет никакой конкретной функции. Тем оно нас и привлекает. Вот эта быстрота переключения между такими различными пластами жизни, различными символическими пространствами со своим набором ценностей, установок, или их отсутствием, или какой-то невнятности — очень благодатная почва для современного художника, на которой мы рефлексируем. Поэтому Россия — это пространство инспирации.

 

Дизайн — искусство?

Нет, нет, конечно, нет. Дизайн — это дизайн. Тут такая путаница терминологическая в русском языке особенно присутствует… У нас слово «искусство» относится не только к специфическому роду деятельности, но и является качественной характеристикой: «Твоё заливное — это просто шедевр, это как искусство». Имеется в виду, что описывают просто что-то очень вкусное, это самое заливное. Дизайн бывает очень хорошим, но он от этого искусством не становится, он остаётся дизайном так же, как театр, танец или музыка. Театр — это театр, танец — это танец, музыка — это музыка. А искусство — это искусство. Оно отдельно существует, у него есть свои правила, свои цели и свои методики. Я очень люблю дизайн и часто обращаюсь к языку дизайна, но на территории искусства.

 

Что интереснее: учить или учиться?

(Думает). Учиться, конечно, интереснее, потому что ты узнаёшь много нового и интересного. А когда ты преподаёшь, ты узнаёшь меньше нового и интересного, ты просто уже стараешься радовать других людей. Но работать, безусловно, тоже интересно. В этом есть свои плюсы. Работа является частью моей практики, потому что я не только вижу себя в качестве творческой единицы, которая создаёт объекты, попадающие в поле искусства, но также стараюсь работать в различных направлениях: как куратор поддерживая молодых художников и как преподаватель стараясь повлиять на то, чтобы появилось больше хороших — как я это вижу с территории современного искусства — художников, стараюсь влиять на общее поле современного искусства через преподавательскую практику.

 

Чему учите своих студентов?

Я стараюсь учить формальной точности, потому что часто рождается у художников какой-то образ, какая-то идея интуитивно, спонтанно, и очень важно донести её до конца: до её материального воплощения, до экспозиции, до демонстрации. В сопротивлении чистой нематериальной идеи нашему материальному миру рождение произведения из первородной массы, что воплощается в какой-то конкретный объект — это мучительный процесс и очень сложный, он непростой. В ходе материального воплощения идеи можно её испортить, можно привнести что-то нежелательное, а можно аккуратно донести. Этой аккуратности, внимательности я стараюсь обучать.


Работы студентов Алексея Корси: Катя Янова, Екатерина Арабаджиева, Дарья Леонова, Евгения Черновская, Наталья Ермакова, Peter Culoe, Елизавета Пестова
 

Искусство для себя или для общества?

Я отношу себя к части общества всё-таки, поэтому можно сказать, что оно и для себя, и для общества. Вообще, искусство, оно как-то для Бога, по-моему. Не для общества, не для себя, а куда-то в потустороннее.

 

Ваш любимый цвет? 

Мой любимый цвет… По-разному. Мне нравится свет, вот очень сейчас красивый свет вокруг нас. Я люблю световые природные эффекты: небо как освещает эстакаду — это очень красиво. У меня особая любовь... есть-есть: наверное, можно, сказать, что у меня есть любимый цвет. Это свет натриевых ламп, которыми освещена Москва вечерняя — оранжевый свет, который убивает всё разнообразие цветов и превращает всё в такую какую-то кашу оранжевую — этот эффект очень люблю.

 

Что бы Вы купили из искусства?

Что-нибудь небольшое. Я живу в небольшой квартире, и тут главное, чтобы можно было существовать в пространстве.








Фотографии: Катя Янова 

Какое кино смотрите?

Мне нравится Гаспар Ноэ, Николас Виндинг Рефн — странное тяжёлое кино, но с голливудской картинкой. Мне очень нравится странное сочетание голливудской картинки, пластики, хорошо сделанного кадра и очень тяжёлого содержания.

 

Нужно изучать современное искусство?

Да в общем, да. Да. Но что значит нужно? Это хочется делать. Читаешь, потому что интересно… Если ты художник, тебе интересно искусство, ты про него читаешь, и оно автоматически изучается.

 

Какие художники Вам нравятся?

Мне нравятся художники, которые делают какой-то очень простой жест и при просмотре произведений которых не понимаешь, что это перед тобой. Это самое интересное. Когда ты смотришь очень много искусства, ты видишь однотипность ходов, приёмов, мотивов, содержаний, тем… смотреть становится не так интересно, как вначале. Особенно если ты только начинаешь смотреть современное искусство, всё кажется очень экстравагантным, очень забавным, интересным, волнующим, но впоследствии ты начинаешь видеть схожесть приёмов самих произведений. Когда же видишь какое-то произведение, но не понимаешь, как оно сделано, то получаешь растерянность перед ним. Это то, что я ищу, когда смотрю на искусство. 

События > Все новости > Интервью с Алексеем Корси — автором и преподавателем курса "Фотография в действия" Сведения об образовательной организации